Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-47356 выдано от 16 ноября 2011 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Читальный зал

национальный проект сбережения
русской литературы





Денис БЕЗНОСОВ



сТиХи
 
Метаморфоза

Камень становится голубем, сонно
крылья растут из боков колокольни.
В небе покрытое плесенью солнце
стянуто проволокой в треугольник.

Желтой медузой язык входит в глину.
Высунет голову из-под кровати.
Между домов сон отрубленный вклинут,
ходит по улице вдоль Караваджо.

Выкинуть из головы полушепот.
Гвозди с разбега целуют запястье.
Доктор катается по полу, чтобы
бились о стенку слова из запаса.

Но за порогом не будет паркета,
только шкафы в коридоре направо.
Тенью по комнате тянется некто —
мальчик-еврей превращается в краба.

В том промежутке сознанье не нужно.
Тело делимо и следственно кратно.
Белые звезды рисуют окружность,
пренебрегая локтями квадрата.



цианистый

it looks like a feather with broken teeth
h.s.davies

птицы цокают в цианистом пуговицы извне
(не)рвы брови в брюках прекрати тссс...
...сстукай тапками пятками плюхнулись в не
до конца сгнивший вши шепот птиц

им запрещают шляться в одних носках
скорее им перережут горла чтобы не спорили
мокрые босиком сиплые переска-
кивают коленками a priori
в батискаф

паре по паре сворой сварили в парике март
комар
там-тарам-кар-
там

тапками пуговицы нервы плюхнулись шепот
сгнившие птицы в брюках цокают босиком
коленками им запрещают в одних шлепают
в не a priori картавят кивают высоко
стукает сколько
нервы в горле до конца цианистый брови
опусти за столиком
ровные

на капри причесал льется на цыпочках чах
в очках хором умыл лицо цыц!
окружность с теми молочными именами моча-
лить пуговицы в цианистом цокают на цы-

почках очках чах причесал льется из
чихает до конца мыльная луна
ладно дно ноги глотает вылез извне вниз
сгнившими коленками вши шлепают имена-

(ми)мо каркая картавя тарарам стая
в носках запрещают сколько в парике птиц
просто опусти пятками язык в цианистый
и копти

на кончике ком кар-
лик опустил сле-
дует за ним мар-
товский его сле-
пой деревянный кот!
поет



Движение

Шрапнель в петлю через воздух — промеж
Губы асфальта куриная слепота
Глухонемота
Ящерицы рта,
Головы на мокрой бахроме.
Между деревьев, слева там
Трын-трава
Пальцы из рукава
С неба помет
Голос — трюмо
На раз-два-три
Мертв — не мертв — мертв.
Тождественность судорога липкая горсть
Удушья, каждое — труп как
Труп — каменные занавески врозь
В переулок по тротуарам трубка
Нитки в поры
Впору; лица — порознь
Пальцы в циферблат — ногтями о череп
В колесе из спины спица
По кругу ползком и через
Клетку списка.
У шума толстые щеки, в шуме тромб
Точка в упругом углу лица
Медленно с кляпом во рту из метро
Улица.



concerto grosso

скрежет жидких жуков в жабрах
обожженные noch
einmal осокой осколком с полки стелется тело
уха шелуха муха охрой хной моется ночь
но на ноги налетает тапками в темноте лоб
лодка я ходили за ручку точка мочку чуть-
чуть спотыкаясь каясь себе в себе
собой поставь пусто(не эту)ту точка чум-
а
пальцем
лошадь путала паклей по всем в овсе бег
берег без зонта марионеток ткал
ногтем липкие кудри выдре вытри ватой требуху
бухта человек ест запястье из(завыл)под платка
у
ящерицы под мышкой мишурой мы что
штопором
в гроб говори горб бром urbi et orbi
в морге
в пурге о боге гроге двурогие трога-
ет тонкие перепонки японки
потОм пОтом патокой полюса полоса порога
луковичной лунки
им ничего не осталось кроме
укромных крыш картонных крышек
шарообразного разлома
между жужжанием жареной крови
в чае и чириканьем раз зло мар-
лей сопли параплюи или
лови ртом саранчу на иголки
тикают-такают желудочные колики
они были
лилии



Ь

мокнут окна лопаются волокна кокона
хлопают клапаны локтем в лоб тем кто
топал каблуками по полу заплетал плиты
старые дети седые хвостики кости камни
в пиджаках тени тех же карт во рту картон
клавиши карандаши пришит под потолком канат
над
дугой года другой горбится облитый
болотной водой желтые кошки ни по рукам ни
по стертым следам не сосчитает с востока
в водосток она
из водостока
с полки иголки на голых куполах колокол
клювом голубя в камине макает в кляксу
плакал и клялся
около
бумажных шуб
поношенных шу-
ток тук в такт
ткань крик акт
икт так нитк-
ами в ноги вник
влип хлоп в лоб
клок хлеб клоп
выплюнет в лужу болт
басом гудит гвалт
будет опять бох
голос оглох
хором чихают черные четки
деревянная ступня чертится из-под челки
в кресле-качалке чулки расщепляя луной
облокотившись стежком парашюты шьют
шаги зашушукались листами стянули ноль
хлебные шарики шум



ПАНИЧЕСКИЙ ДУШ

конт канат и контрабас
бац! бас
пост в субботу в среду сразу срез
пан берет коль альт тропики труба
рези в желудке желуди жалюзи рубах
похоть хоть бухт — бах!
разум с зонтика в слезах слез
снится соба-
ка(кая?) слепая на один гла-
з хромая на один зу-
б она только прилегла
без разрешения внизу
под лестницей в костре устрицей в поясницу
ню
поясню:
поместится мост
между (вертится) креслом (крутится) и — ценю —
комнатой канта оставил мозг
бронзовые брызги бровей на губы крылышками
шлепает воробей бей вора мне
по щеке контрабас накрыл (ишь как ми-
ло!)ктем на ремне
болтался барахтался палец полная солонка
как раз летела мне промеж душ
кап кит кап кот кап конт как слон кап
и по диагонали гнали между
машина прохудилась пополам на раз
два три прочистите воротники
плотникам плоть на ком пить — пли!
плитки шоколада что в рот ни кинь
все без толку только пан и конура
ныряй
канат струна странно канет танк
контрабас оробел побе(жал)лел муляж
жаль в копоти купался фонтан к
кому конт канат тому
ля-ля
шшш



МОЯ СТЕКЛЯННАЯ СМЕРТЬ

когда застрелилась молочная луна
и хрустальная бабочка повесилась на шнурке
моя голова поскользнулась и упала на
мокрый паркет
озеро льна
на деревянном мундштуке

в резиновые трубки пустили газ
сладкий запах желтоватый привкус
в углу стояла отрезанная нога
и вертелся глаз похожий на оливку
шершавый цитрус

животное больше не смеется ему
в глотку засыпали горстку мертвой моли
не откашляться
не уйдешь
кажется
появятся красные точки на теле мух
стигматы памяти замочные скважины
ватные волосы смоет
стеклянный дождь
объявление для слепых стоп:
возьмите зонт сегодня ожидается О
белого солнца блик на лысине воды
вы рискуете обжечься и более того
над вами будет смеяться ваш поводырь
собака с отрубленным хвостом
на лестнице поет хор
ветер из желтых дыр

Господь играет в шахматы Марсель Дюшан
проиграл и теперь задыхается на столе
и набитая опилками и пеплом душа
облизывает дрожащий скелет

миленький неужели так наступает день?
каждая вошь нарисованная карандашом
линия у которой взгляд наметан
каждый распятый мальчик молится там где
шелковой походкой прошел
мертвый

я считаю шаги мое лицо отекло
от разговоров и ночей с призраками запаха их кожи
мои губы перекошены
я ослеп и почти полностью оглох
мои ладони наподобие кошек
облизывают стекло
мои пешки умирают позже
блох



ПАРАЛИЧ

Ничего не случилось. Герасим Лука
написал свое имя в обратную сторону,
и осыпался голос в стакан молока,
улетая под воду на утреннем скором.

Вам приносит обед манекен в парике,
надувает свою деревянную щеку;
граммофон — chambre music на скользкий паркет
из-под стула в рукав, прерываясь на шепот.

Ваши куклы гуляют по городу врозь.
Вместо самоубийства надрежьте артерию;
телефонная трубка промокла насквозь,
ваша желтая вечность скучает в партере.

Полусонный Христос положил в колыбель
две надломленных стрелки и труп циферблата,
незаметно вглубь воздуха на голове
поднимаются волосы из-под заплаток.

В такт качается девочка в гамаке,
и секундами крошится хлебная корка
в горло ямы, где камнем раздавлен макет
недостроенной школы, лужайки и корта.

Ваши губы зашиты и подняты вверх —
не стесняться истерики глухонемого.
От щелчка диафрагмы приподнятых век
остается немного от слуха, немного

от разученных фраз, только скорченный сдвиг
черных ниток, крючков и разжатых пружинок,
только пальцы легли в паутину листвы,
и бесцветные мухи кружились.



ПОЧЕМУ. ЕСЛИ

jolifanto bambla o falli bambla
h.ball

1.
пепел падает пятна на плоскости
полулежа слипаясь всерьез
расползаются полые полосы
плоско пятится тонких ног но
волокно на булавке окно
сплошь волос

ластоногие голые был блед- поток
-ный на наволочке крест на крест
хруст стекла носовой из-под лепета
вверх платок кареглазый блокнот
от потом мухи брали окно
и делили на треск

скрип и пустошь отпустишь за что еще (?)
карусель расслоение слов
восстает тело режущих-колющих
расслоение стелет на стол
изо рта вылетает насколь-
ко глаза замело-занесло

2.
белая статуя в перчатках каменный комар и стол
деревянная дверь на лестницу и железная
дверь на площадку где за волосы повесили
мертвого человека weh unser guter kaspar ist tot
некому некуда вращается ветер иже еси
если есть если

покрытую паутиной подушку разрезать ножом
или бритвой (что там у вас?) пополам вытри губы
носовым платком под стаканом ось гаммы
сместилась музыка вынесет на мажор
удушье штор приоткрытых клапанов и кубарем
полетит под чашку мозга

пока розгами роется в небе муравей монтаж
плоские лица льются по тарелке вместо
имен напиши названия речек
крупный план марионетка заикается поворот винта
вокруг раскрытого зонта по три раза в месяц
вместится вечер

он будет кормить соломенных рыб обугленной листвой
крутить мизинцем свастику кофемолки в обратную
сторону перьями под кожу внизу ба-
рахтается скошенной шеей шелест ствол
пришили к подбородку (если будет) обрадованный
висит с одуванчиком в зубах



* * *

Вкручивать в лампы глаза вместо лампочек,
слышишь, поют попугаи в вагоне?
Не говори, почему по углам, о чем
шепчется, высунув руки в оконный

синий проем, где фигура разведчика
в лейке с опилками, спрятав за листьями
бороду, белой рубашкой просвечивает
узкие или широкие лица.

Кажется, под колпаком были месяцы
в серых обложках и шахматы в марле,
ночью вполголоса спорили лестницы,
и по ступенькам расхаживал карлик.

Если картонные сны не мои, то чьи?
Мятая кожа луны не привыкла
просто порхать и повисла на ниточке —
белая опухоль — небо — прививка.

Кукла качается в кресле с колесами,
кончатся сутки — оставьте червивый
персик на тумбочке рядом с кокосовым
ромом — пока не застыли чернила

и уходите за солнечным зайчиком.
По водостоку стекают года тех,
кто не проснулся и в записях значится —
день не привязан к сегодняшней дате.



ПОХОРОНЫ

Свет раздулся — вот-вот лопнет.
Вдоль забора несут
ящик и говорят о ловле
мух в лесу.

Кто-то смеется, кто-то плачет, покойник
выкрикивает бессвязную ерунду.
Деревянные птицы поют по койкам
на пруду.
Земля — твердый фундук.

Старушка, несмотря на преклонный
возраст, скачет по плитам.
Маленький пьяный клоун
читает молитву.

Он открывает полость
глотки — рвет, берет
крест и бросает волосы
между берез.
Черным отрезком хорда,
сточенный звон — комар.
Шум повторяют хором.
Оркестр играет марш.

Падают желтые пятна
с неба; лежал на весу,
из ящика высунул пятку,
уснул.



ИМПРОВИЗАЦИЯ ИЗ

скучные гвозди постукивают о скучные зрачки
квадратные купола им нравится когда на них смотрят
из-под стола когда вокруг почти
никто не разговаривает с мертвыми

белые камешки проглатывает один и кашляет
ногти луны на сцене отпевает хор
черные ветки покрытые манной кашей
умалишенный устало наносит на холст

как бы ни так застиранная трапеция
с поперечным сечением лицо положили на хлеб
батареи не топят и единственный способ согреться
завернувшись в чужую одежду лежать на своем барахле

голова соскользнула на изогнутый стебель
бокала и шепчет по нотам не зная нот
песню сольвейг тело незаметно исчезает с теми
кто с разбега нырнул из комнаты в красную ночь

мои ладони задыхаются от стеклянного запаха
в подвале глаза нарисованного тушью
в темноте умалишенный ищет запонки
и хохочет когда начинается удушье



* * *

Сквозь кожу полоски проволоки.
Приподнимает слегка брови Лаки.
Гром пробивает кровлю,
кровью — дождь.
Убю повесили поляки.
Кроме

него мозг не вспахан в голове никем,
только хором по струне в орех,
только тень сидит в муравейнике
на березовой коре.

Ни шепота-шороха — только
на воде круглые капли-дервиши.
Священник танцует польку
с голой девушкой.

Еще несколько лет
в жестяной кастрюле.
Ноги стоят на стекле, на скале, на столе
или на стуле.

Беременное облако раскрывает парашют.
Пожил совсем немного — курам
на смех — к потолку пришьют
восковую фигуру.

Пускай поджигает без спичек —
и лицо по подушку.
Не слушай, лежи себе и спи чет-
верть века.
Потом — потушат.



КЛАПАНЫ ЛБА

гладкую глотку бритвой врыт вой в рот
вот так комом маком камней шевелясь сшивая штрихи
хриплые храпы пахоты хохоты хоботом врос
старый ростом моллюска узкой маской воск на висках в от-
крывшийся шов ваши солеными лесом леской старики

шепча кишечником ключиком кончиком клочком кожи
копошится каша сшитая тише шаткая
шапка к ружьям кружась шторами шумами имена
арки коверкая горькие парки горки окурки лоджии
соленые судороги пейзаж шкафа фантики камни над
одним домом дно нот над тонами мишень шаркая

чихая хоботом хоть висках на воск визг скул глотку
кончиком чик чеканит кач старики штрихи вой
узкой скользкой указкой вот ку-
пается шепча шкафа фаршем марш шум мешая воск
во ск-

олько мишень шевелясь открывшийся шелк
щелк лоджии жаль ложь ложками умывает молью ламп
моллюск льется целая доля для ладаном ладно мешок
кошки в каше кишечником шевелят швы штампы что
было больше лбом болью лоджий ложек каменных кла-
панов овальных храпов во рту ртуть трут трупы на висках штор

шкафа тонами сшитая хохотом бритв
копошится скользкой шепча нот арки
хоть льется шелк что визг глотку врыт
чик старики кисти фаршем парики окурки марки
письма постные мосты остовом ось судороги град
догорает гриб брыкается гроб кобра к ряд-

у-тра тратит трап трупами врыт кружась кишечником конь-
камешек мешкает шкаф фантики — чик
овальные кошки ложки лишенные сколь-
ушей шей шепотом шелковой шесть -ко -чек
качается чеканя кочки

штрихи шорохи хриплые пломбы
колбы лбы палубы пальбы болью платье лоджии
кисти кости острые гости масти в лоб бы
палки сшивая указкой тонами целая лаем судороги дороги рад
длятся леской колесом лесом молятся люстра ля
си до после льется луна слипшись соленый глад-

кой комом маком крик
руки крошит ложки гремит град
дрогнет горлу гноем хором мхом мукой скрыт
крышки рожки кошки камешки мишура
именами дно дома вата воды
ключиком кончиком калачиком клочком кожура
кожу жует ра-
дууясь дым



ВОРОНА

вкрапленные акры ковры крыс кровлей кроме
в фотокамере комары кадры кубы
кудри кратеры катера когти карт
корки квадратные корты ко рту
куртки руки крошится мирт март
варится ритм крупой парк рак
брик григ брак блок глюк бряк грак
краски закрутились
крышка коробки
короткие
крик рев икр
кран ни к р-
арзным знак
на выкр-
ик
так
к